Материалы


Козимо Ди Медичи, Первый Правитель Флоренции Из Семейства Медичи Правил В 1434-1463 Гг.

Он всегда отличался осторожностью, и возвращение из изгнания ночью вполне его устраивало. В 1432 г. Козимо ди Медичи тайно пробрался в свой город через небольшие ворота вблизи Палаццо дель Баргелло. За год до этого противники из семейства Аль-бицци убедили синьорию, высший орган исполнительной власти во Флоренции, арестовать его, поскольку он «желал быть выше других», что в демократическом, пусть даже номинально, городе считалось тяжким преступлением.

Против него были выдвинуты громкие обвинения в измене, однако вскоре их сняли. Медичи был богатейшим финансистом, а его фамильный банк - самым влиятельным в Европе с филиалами в Лондоне, Брюгге и Женеве, а также во всех крупных итальянских городах. Правительства других стран, нуждавшиеся в кредитах, выразили протесты против тюремного заключения Козимо. Его деловые интересы, подкрепленные выгодным браком, тесно переплетались с интересами флорентийской элиты, а язвительная насмешливость сделала его популярным среди горожан.

Толика популизма

Козимо мог надеяться и на поддержку со стороны деятелей искусства, поскольку флорентийским художникам и ученым-гуманистам также покровительствовал Медичи. Козимо подкупил гонфалоньера, высшее должностное лицо синьории, и вместо смертной казни, которой требовали Альбицци и их сторонники, был изгнан из города. В Венеции, союзнице Флоренции, Козимо ждал своего часа. Долго ждать ему не пришлось. Подкупленные избиратели постарались, чтобы сторонники Медичи вновь стали во главе синьории. Тем временем был избран народный комитет, или балия, призванный «реформировать город на благо народа»; он отменил приговор, вынесенный Козимо. По возвращении Козимо сообщили, что теперь город лишился некоторых громких имен. В изгнание были отправлены не только Альбицци, но и многие члены семейств Перуцци и Гваскони, Огроцци, Гваданьи и Гвиччар-дини. «Два ярда розовой ткани, - ответил он, - вот вам и новый дворянин». Сила этого человека заключалась в деньгах и остром уме, однако толика популизма ему отнюдь не вредила.

 

Толика популизма

Джованни Ди Медичи

Джованни ди Медичи (1360-1429) основал фамильный банк в 1397 г.; он быстро усвоил, насколько важны политические связи, чтобы делать деньги во Флоренции. Также имело значение и покровительство искусству, поскольку это демонстрировало заботу делового человека о престиже своего города и вызывало одобрение общественности. Джованни одним из первых сделал пожертвование на бронзовые Северные врата для флорентийского баптистерия, - для скульптора Лоренцо Гиберти эти врата стали первым крупным заказом. Джованни был одним из семерых прихожан, убедивших коммуну реставрировать церковь Сан-Лоренцо, а за ризницу и фамильную капеллу Медичи он заплатил из собственного кармана. Перестроенная Филиппо Брунеллески в 1425-1446 гг., простая изящная церковь Сан-Лоренцо стала совершенным образцом классической архитектуры раннего Возрождения и символом щедрости Медичи.

Козимо, сын Джованни, с юных лет окунулся в литературную жизнь города и хотел отправиться в Палестину на поиски греческих рукописей, однако его отец, обеспокоенный не по годам развитым честолюбием сына, определил его работать в банк. Половиной своих доходов Медичи были обязаны связям с Папской курией, и уже в начале XV в. их доля во флорентийских банковских операциях и биржевых сделках достигала семидесяти процентов. Их представители в европейских столицах были не только банкирами, но также импортерами и экспортерами пряностей, красителей, мехов и драгоценностей. Те, кто хотел заполучить священную реликвию, редкого зверя, полезного раба или талантливого мальчика-певчего, обращались к агентам Медичи, которые фактически были дипломатическими представителями республики, и их донесения о зарубежных делах тщательно изучались и Джованни, и Козимо.

 

Правительство Флоренции

В 1293 г. во флорентийской республике были приняты «Установления справедливости», которые высшим органом городской власти объявляли popуlo, совет, в котором могли состоять банкиры и врачи, купцы и лавочники, приписанные к одному из семи старших цехов. Каждые два месяца члены младших цехов - к примеру, мясники, каменщики и сапожники, - выбирали шестерых приоров, которые управляли городом. Такое политическое устройство именовалось коммуной; вслед за Флоренцией оно было введено во многих северо-итальянских городах-государствах и стало причиной внутренних конфликтов. Будучи по конституции республикой, Флоренция фактически контролировалась олигархическими группировками. Эти группировки, в свою очередь раздираемые внутренними противоречиями, враждовали между собой; Данте (1265-1321) блестяще описал борьбу между про имперской партией гибеллинов и про папской партией гвельфов. Подкупами и покровительством Медичи стабилизировали эту систему, а поскольку семья тщательно сохраняла видимость республиканства, это позволяло городу сохранять чувство собственного достоинства.

На смертном одре Джованни внушал Козимо: «Не давай прямых советов, но осторожно продвигай свои идеи в беседе... Всегда держись подальше от публики». Теоретически Козимо оставался частным лицом, а официальная переписка шла через синьорию. Однако несмотря на его лицемерные заявления о противоположном, верховная власть была в его руках. Когда Пий II попросил у Козимо две галеры для похода против турок, тот ответил папе: «В свободном государстве при демократическом правлении власть частного лица весьма ограничена». В действительности этот отказ фактического правителя Флоренции был обусловлен прекрасными торговыми отношениями города с турками.

Козимо поддерживает Франческо Сфорца

Козимо заткнул рты своим критикам, обложив их особыми налогами, и основал ченто, выборный совет из 100 человек, занимавшийся налогообложением и обеспечением безопасности. В действительности отбором кандидатов на выборные должности в правительство Флоренции заведовали его специальные уполномоченные. Его поддержка претензий кондотьера Франческо Сфорца на герцогство в Милане встретила во Флоренции единодушное неодобрение. Милан провозгласил себя республикой после смерти герцога в 1447 г., но Козимо предоставил Сфорца огромный заем и поддерживал его деньгами, получаемыми в виде налогов от горожан, поэтому был заинтересован в победе. Венеция и Неаполь, имевшие свои требования к Милану, после заключения между Миланом и Флоренцией в 1450 г. союза объявили им войну. Однако в это время Венеция была поглощена проблемами, связанными с турецкой угрозой. «Священная лига», которую в 1454 г. образовали Флоренция, Милан, Венеция и папское государство, дала гарантии на сохранение статус-кво в Италии, и в результате планы Козимо относительно Милана смогли осуществиться.

Тем не менее Медичи по-прежнему должны были соблюдать осторожность. Предложенный Брунеллески архитектурный проект палаццо Медичи был отвергнут как чересчур бросающийся в глаза, и Козимо решил доверить постройку своему другу Микелоццо ди Бартоломео, который в свое время делил с ним венецианское изгнание. Возведенный им трехэтажный дворец впечатляет своими каменными стенами с рустиками; со временем в нем появились работы художника Фра Филиппе Липпи и скульптора Донателло.

Библиотека Медичи

Лоренцо, внук Козимо, покровительствовал молодому Микеланджело, и это дружеское покровительство повышало социальный статус художников Возрождения. Козимо собрал прекрасную библиотеку, ядро книжного собрания Медичи, размещавшуюся в огромном зале, оформленном Микелоццо в монастыре Сан-Марко; заботясь об общественном мнении, он позволял друзьям пользоваться этой библиотекой. В 1439 г. его избрали гонфалонъером, чтобы так отметить состоявшийся в том же году во Флоренции благодаря связям Козимо с папской курией Собор православной и католической церквей. Посещавшие город греческие ученые и священники разжигали уже пробудившийся интерес к классической культуре. Козимо поручил своему приемному сыну Марсилио Фичино заняться переводом произведений Платона на латинский язык, и Фичино стал во главе Академии Платона, созданной на вилле Медичи в Карегги.

Вместе с миром и политической стабильностью во Флоренцию пришло уменьшение налогов, а также увеличение благосостояния и готовность выставлять его напоказ. Флорентийские богачи нередко входили в состав комитетов, контролировавших реставрацию и строительство церквей и больниц. Это давало им некоторые познания в архитектуре, развивало художественный вкус и побуждало к строительству собственных палаццо, достойных их статуса. В местных каменоломнях хватало как твердого известкового песчаника, pietra forte, так и более мягкого серого, pietra serena.

Флорентийские палаццо

Множество искусных флорентийских строителей приступили к возведению грандиозного Палаццо Питти и других дворцов, заказанных семьями Строц-ци, Гонди и Пацци-Каратеси. Леон Батиста Альберти, воплощавший всю разносторонность ренессансного деятеля: художник, философ, математик, музыкант и атлет, - создал Палаццо Ручеллаи. Теперь подобные здания украшали гербами. Дельфины у Пацци, розы у Рикасоли, крылья Фортуны у Ручеллаи, скрещенные цепи у Альберти и маки у Бартолини - все эти соперничающие символы самоутверждения были внове для Флоренции. Даже Козимо украсил свой дворец гербом, изображавшим три павлиньих пера.

Лоренцо Ди Медичи

Подобострастное обращение «II Magnifico» («Великолепный») к Лоренцо ди Медичи (1449-1492 гг.) во Флоренции было обычным. Его политическая активность и меценатство продолжали традиции Медичи. Он расширил библиотеку, с момента выхода в свет первой печатной книги во Флоренции в 1471 г. покровительствовал книгопечатанию и отстаивал использование в литературе тосканского наречия. Верный ученик Фичино, Лоренцо поощрял изучение греческого языка в Университете Флоренции, а его покровительство разросшемуся юридическому факультету в Университете Пизы привело к эмиграции многих флорентийских юристов, подвергавших сомнению его политические взгляды. Лоренцо предотвратил войну с Неаполем, а после раскрытия в 1478 г. направленного против Медичи заговора во главе с семьей Пацци был усилен политический контроль; одобрила снижение численности до 70 представителей, избираемых сроком на пять лет.

 

Лоренцо Ди Медичи

 

С царственной щедростью Лоренцо финансировал пышный рыцарский турнир, которым в 1469 г. отметил свое обручение. На исходе XV в. Флоренция славилась своими празднествами, фейерверками, театрализованными представлениями на площади Санта-Кроче и их водными аналогами, на реке Арно. Хотя Лоренцо и был крупнейшим знатоком и коллекционером античных ваз, медалей и монет, бронзы и резьбы по камню, он все же не мог позволить себе заказывать работы своих друзей Сандро Боттичелли, Антонио Поллайуоло и Доменико Гирландайо. Он мало интересовался банком Медичи - предприятием, политическая заангажированность которого влекла за собой немалые финансовые риски. Лондонское отделение вынуждены были закрыть после того, как король Эдуард IV не смог выплатить свой долг, и при Лоренцо вся международная структура банка рухнула. Французский король Карл VIII в ходе своей кампании против Неаполя в 1494 г. разорил Флоренцию. Посрамленный город отправил Медичи в восемнадцатилетнее изгнание. Флоренцию раздирала кампания Савонаролы, проповедовавшего христианскую республику, которая продолжалась до тех пор, пока синьория не восстановила порядок и не сожгла этого доминиканского монаха на костре в 1498 г.

Просвещеннейшие покровители Европы

Мраморные скульптуры Микеланджело в капелле Медичи Сан-Лоренцо были созданы между 1520 и 1534 гг. Эти работы - дань художника покровителям и фамильной гордости за принадлежность к Хат. Отождествление себя с народом позволило им достичь такого величия, которое не требует наличия наследственного титула. Однако в 1532 г. папа Климент VII, племянник Лоренцо, отменил старую конституцию и поставил первым наследным герцогом Флоренции Алессандро, бывшего, по общему мнению, его внебрачным сыном. Прямые потомки Козимо выродились - то же произошло и с Флоренцией.

 

19.11.2017




германские охотничьи кинжалы
дэвид михра братья хортен и их летающие крылья
где и когда изобретен компас
маска тотема