Материалы


Густав II Адольф, Король Швеции Правил В 1611-1632 Гг.

За сто лет до неожиданного возвышения Швеции немецкий врач и алхимик Парацельс предсказал приход с севера Золотого льва, который по велению судеб одержит победу над другой символической фигурой, Орлом, символизировавшим империю Габсбургов. Атмосфера этого пророчества окружала золотоволосого Густава с момента рождения, и отец короля, как утверждают, сказал о ребенке: («Он это сделает»). Из всех европейских монархов начала XVII в. Густав был лучше всего подготовлен к государственной деятельности, и превращение Швеции в мировую державу было напрямую связано с его умом и талантами. Охотно участвовавший в рытье окопов, когда на поле боя возводили укрепления, он был вождем, доступным для каждого, но вместе с тем внушал благоговейный трепет.

Главными силами, определявшими историю династии Ваза, были протестантизм, национализм и милитаризм. В 1521 г. основатель династии Густав Ваза возглавил восстание против союза с Данией, заключенного в 1397 г. и поставившего Швецию в подчиненное положение. Будучи сначала лордом-протектором (1521 -1523), а потом королем (1523-1560), Густав Ваза основал династию, лютеранство которой сделало ее воплощением шведского национального характера, опиравшегося на протестантизм.

Однако Карл IX, отец Густава Адольфа, оставил молодому королю (при вступлении на трон ему было всего 17 лет) мрачное наследие. Карл захватил трон у своего племянника Сигизмунда, который пытался быть королем и Швеции, и Польши одновременно. Женатый на австрийской эрцгерцогине и воспитанный своей матерью-полькой в католичестве, Сигизмунд был избран королем Польши в 1587 г. Когда в 1594 г. Сигизмунд получил шведскую корону, он поклялся, что сохранит лютеранство в качестве государственной религии, однако его попытка создать унию между Польшей и Швецией оказалась гибельной для королевского дома.

 

Густав II Адольф, король Швеции Правил в 1611-1632 гг.

Тяжкое наследие Карла IX

Восстание Карла вызвало гражданскую войну, в ходе которой он одержал победу над враждебными ему аристократами и с 1599 г. был правителем страны, а в 1604 г. стал ее королем. Он стремился претворить в жизнь протестантский вариант абсолютизма с помощью политики решительного администрирования. Для этого обладавший крутым нравом и нетерпимый к чужим мнениям король ввозил в страну иностранных ремесленников и купцов, усмирял Государственный совет с его засильем знати и казнил пятерых главных аристократов, которые выступали против него.

Хотя Карл выставлял себя спасителем протестантизма, он вскоре поссорился со шведской лютеранской церковью; не исключено, что король был скрытым кальвинистом. Среди доставшегося Карлу наследия следует упомянуть периодически обострявшийся военный конфликт с Польшей и неудачную войну с Россией, где он пытался посадить Густава на трон, в то время пустовавший. Ко времени его смерти Швеция проигрывала войну (1611-1613 гг.) со своим извечным врагом Данией, - конфликт, спровоцированный самим Карлом. Густаву было позволено стать наследником только после того, как он пообещал соблюдать конституционные права шведской аристократии. Кроме того, он вынужден был пойти на серьезные уступки риксдагу, шведскому парламенту.

Первый серьезный успех Густава

Густав попросил у Дании мира и вынужден был уступить ей Эльфсборг, единственный шведский морской порт на Балтике. Результатом этого стали огромные налоги, введенные для того, чтобы выплатить Дании контрибуцию. Однако теперь король мог сосредоточить свои силы против России, опасаясь ее возвышения как великой европейской державы, особенно после того, как в 1613 г. на трон была избрана династия Романовых и страна обрела некоторую внутреннюю стабильность. Первым серьезным успехом Густава стало заключение Столбовского мира (1617 г.), по которому к Швеции отходили территории, соединяющие ее через Финляндию со шведской провинцией Эстонией. Отрезав Россию от Балтийского моря, молодой король оттеснил эту страну от Европы, что на сто лет задержало ее появление на европейской политической и военной арене.

Искусное управление государством

Во внутренней политике Густав предпочел сотрудничать с аристократией, которая, в свою очередь, вернулась к давним традициям государственной службы. Его тесное сотрудничество с канцлером Акселем Оксеншерна, приведшее к образованию нового Верховного суда (1614), казначейства и архива (1618), можно считать величайшей главой в истории управления государством. Адмиралтейство и военное министерство появились позднее и стали главными государственными департаментами. К тому времени, когда в 1634 г. был принят общий закон, известный под названием «Образ правления», в Швеции установилась уникальная для Европы система управления, при которой большинство чиновников гражданской службы были аристократами, работающими на благо государства.

Реформа 1617 г., превратившая риксдаг в орган из четырех палат с представительством знати, церкви, бюргеров и крестьян, оказалась настолько удачной, что в таком виде он просуществовал до 1866 г. Тогда же государственный совет стал постоянным органом, способным управлять страной в то время, когда король был в отъезде или на войне.

Реформа национального образования

Начатое Густавом национальное обновление включило в себя и реформу образования, частью которой стало основание общенациональной системы гимназий. Его пожертвования на университет в Упсале отличались необыкновенной щедростью. Однако его правление, основанное на взаимном сотрудничестве, все же оставалось абсолютистским - центральной фигурой был сам Густав, обладавший недюжинным даром оратора и дипломата как в государственных, так и в личных делах.

Война с Польшей возобновляется

В 1621 г. король возобновил войну с Польшей, поскольку Сигизмунд продолжал финансировать внутреннюю шведскую оппозицию, а старшая династическая ветвь Ваза по-прежнему оспаривала легитимность правления Густава. Однако это уже вышло за рамки чисто семейной проблемы. Тридцатилетняя война, этот колоссальный европейский конфликт между католиками и протестантами, в 1620-е годы стала еще более ожесточенной, но Густав вел свою стратегическую линию с таким искусством, что может по праву считаться величайшим протестантским монархом Европы. Он был решительно настроен удержать трон, опасаясь, что в случае победы Польши Швеция станет католической и неминуемо вступит в союз с австрийскими Габсбургами, лидерами центрально-европейского католицизма, а затем закроет Балтийское море для нидерландских кораблей.

Экономические последствия такой блокады подорвут, полагал Густав, долгую борьбу Соединенных провинций с испанским господством. Дело Нидерландов было жизненно важным для выживания протестантизма во всей Европе. Таким образом, Густав опасался эффекта домино, что и определяло его стратегию, повлекшую за собой сначала захват Риги, а потом и всей Ливонии (то есть Эстонии и Латвии, областей, находившихся под контролем Польши). Международный авторитет Польши ко времени подписания мирного договора 1629 г. сильно пошатнулся.

Тридцатилетняя война

Однако к концу 1620-х гг. Густав вынужден был обратить свое внимание на Северную Германию. Здесь протестантские армии терпели поражение за поражением от полководцев Тилли и Валлен-штейна, которые командовали имперскими войсками Габсбургов, занявшими балтийское побережье Германии. Швеции угрожало вторжение объединенного габсбургско-польского флота. Дания и Швеция превозмогли взаимную враждебность и в 1628 г. отправили объединенные силы для освобождения Штральзунда, последнего оплота протестантов в Померании. Это послужило сигналом к отправке в 1630 г. шведских экспедиционных сил во главе с Густавом, которые высадились в Северной Германии в надежде переломить ход войны. Последующая двухлетняя кампания окончательно упрочит место Швеции на политической карте Европы, а ее последствия повлияют на будущее континента.

Несмотря на свое тяжелое положение, немецкие протестантские князья опасались Густава. Однако договор с Францией, подписанный в январе 1631 г., укрепил дипломатическую позицию шведского короля, и к осени того же года и Бранденбург, и Саксония стали шведскими союзниками. Военные позиции Густава были очень сильны с тех пор, как он со свойственным ему пылом реорганизовал шведскую армию.

Изобретательный в своей стратегии, Густав был первым полководцем в истории, применившим на поле боя легкую артиллерию, удобную для маневрирования. Кроме того, он уменьшил численность тактических единиц, что сделало боевой порядок более гибким и подвижным; теперь отряды могли легко перегруппироваться и перейти от обороны к наступлению. Все это давало его силам явные преимущества перед многочисленными и малоподвижными отрядами противника, которые могли перегруппировываться с большим трудом.

«Северный лев»

Битва при Бройтенфельде в сентябре 1631 г. была крупной победой над Тилли, и зимой 1631 -1632 гг. армия этого «Северного льва» победно шествовала по Центральной Германии. К 1632 г. он стал размышлять над тем, как объединить малоспособных германских лютеранских князей в рамках постоянно действующей Протестантской лиги под своим политическим и военным руководством.

На оккупированных территориях уже действовала шведская администрация, и Густав вознаграждал своих военачальников и сторонников, наделяя их захваченными землями. Планам Густава мешали, однако, опасения, что господство сменится шведским, а потому лига, которую он создал в октябре 1632 г., включила в себя лишь Южную Германию, где протестантизм был особенно уязвим. Теперь король решительно настроился завоевать Баварию, а в 1633 г. двинуться на Вену.

Опасаясь того, что шведский король обоснуется во дворце Хофбург, император сделал решительный шаг и призвал Валленштейна возглавить имперскую армию, хотя сам два года назад отправил его в отставку. Густав и Валленштейн сошлись для решительной битвы при Лютцене в Саксонии 16 ноября 1632 г. Сражение продолжалось от рассвета до заката. Вся императорская артиллерия оказалась захваченной, и Валленштейн вынужден был признать свое поражение. Однако эта победа - быть может, самая великая победа Густава - стоила ему жизни: он сложил голову в кавалерийской атаке.

Итоги правления Густава

Для Европы значение правления Густава было и остается безмерным. Его талант правителя и сметка основывались на традиционных источниках королевской власти, но в то же время нашли бы применение и в современном мире. Его военный гений изменил европейские представления о войне. Ко времени его смерти стремление Габсбургов к гегемонии потерпело крах, и в результате их мечта о централизованной католической монархии под властью императора, объединяющей Центральную и Восточную Европу, осталась неосуществленной.

Германия была обречена оставаться лоскутным образованием из множества государств вплоть до своего объединения в 1871 г. в результате Франко-прусской войны и благодаря дипломатии. Таким образом, Германия в Европе была исключением, если сравнивать ее с такими государствами, как Франция и Англия, Испания и скандинавские страны, в которых национальные земли были объединены под эгидой королевской власти. Однако победы, одержанные Густавом Адольфом во имя Швеции, протестантизма и собственных представлений о королевской власти, были также победой определенных взглядов в Европе. Политическое, культурное и религиозное разнообразие останется главной особенностью этого континента и источником его будущей силы.

20.11.2017




ремёсла древнего рима
ньютон для детей
ктро изобрел зеркало призинтация
герофил биография