Материалы


Бейбарс I, Мамлюк, Султан Египта И Сирии

Бейбарс I, мамлюк, султан Египта и Сирии

В 1382 г. величайший историк исламской цивилизации покинул свой родной Тунис и отправился в Каир. Ибн Халдун впервые посетил Египет, страну, которой уже больше века правили мамлюки, воины-рабы, и был поражен, увидев их столицу. Эта военная элита жила в городе, который он счел настоящим центром вселенной, «садом мира, местом встречи всех наций, дворцом ислама, престолом власти».

Высоко над городом на горе Мукаттам возвышалась крепость - дворец султана, построенный Салах ад-Дином, основателем династии Айюбидов, которые ранее правили Египтом. В этом дворце каждую неделю собирались мам-люкские султаны, чтобы обсудить важнейшие дела, что вызвало особый интерес у Ибн Халдуна, поскольку он сам был кади (мусульманским судьей). В Каире, как и в прочих городах Египта и Сирии, было множество медресе, обучавших студентов теологии и знакомивших их с четырьмя основными школами исламского права. К этому времени большинство каирских мечетей были увенчаны куполами и во многих были священные гробницы, характерная архитектурная особенность, отголосок времен фараонов.

 

Суннитская мусульманская власть

Типичная для ислама связь между правителем и городом была особенно сильна в мамлюкском Каире. Она заявляла о себе в ходе праздничных церемоний - например, при проделывании бреши в дамбе во время половодья, когда воды Нила устремлялись в городской канал. Эти правители оставались верны традициям исламского джихада, установленным Салах ад-Дином, и его уникальной концентрации суннитской мусульманской власти, распространявшейся от Египта до Сирии, Йемена и Верхней Месопотамии. При этом они видели себя также наследниками величия более древней египетской цивилизации.

В 1380-х гг. Египет был мирным государством; его торговые связи выиграли от ослабления монгольской власти в Иране, Ираке и Малой Азии. Купцы, страдавшие от непрекращающейся разрухи в этих странах, теперь сконцентрировались на путях, которые вели от Индийского океана и Красного моря через Египет в порт Александрию. Там западные купцы ожидали пряностей, драгоценных тканей и предметов роскоши, особенно фарфора, экспорт и импорт которого облагался пошлинами, служившими главным источником дохода для казны мамлюков. И Сирия, и Верхний Египет теперь были защищены от набегов бедуинов, которых мамлюки убедили перебраться в Нубию.

Этот регион, прежде христианский, был исламизирован, а военные походы на юг привели к тому, что на караванных путях, ведущих на север, среди товаров появились черные рабы из Центральной и Восточной Африки. Остаток своей жизни Ибн Халдун провел в Каире, где его удерживали не только судебная деятельность, комфорт и городские ландшафты. Годы службы при андалузских и североафриканских дворах исламских правителей пробудили в нем интерес к извечному вопросу: у всех правящих элит, думал он, есть нечто общее, и именно этот общий дух (асабийя) есть движущая сила их воли к власти. Утратив этот дух, они превращаются в ничто. Это ключ ко взлету и падению государств, династий и цивилизаций. Такая тема обозначена в его знаменитом «Введении в мировую историю» («Китабал-Ибар»), над которой он работал с 1375 г. Но что является источником этого духа и почему он не иссякает? Более близкое знакомство с мамлюками может дать на этот вопрос один из возможных ответов.

Суннитская мусульманская власть

Происхождение мамлюков

Кипчаки были тюркским народом, который к началу XIII в. обитал в степях к северу от Черного моря и в нижнем течении Волги. К началу 1240-х гг. они были покорены монголами и вошли в состав ханства Золотая Орда. Новые правители продавали кипчаков в рабство, и некоторые из этих рабов стали известны как бахри-мамлюки, особо ценимые как воины из-за их кочевого происхождения. Солдат-рабов использовали в мусульманских армиях с IX в., и мамлюки стали военной опорой для многих исламских государств. Мамлюки аль-Андалуса и Северной Африки происходили в основном из славян, но восточные исламские государства, как правило, использовали тюрков. У Са-ладина был военный корпус, состоявший из рабов, а у его преемников Айюбидов мамлюками были кипчаки, используемые и для войн с крестоносцами, и для защиты от внутренних соперников.

Бейбарс был одним из таких кипчаков, купленных в черноморском порту, а затем обученных для военной службы в элитных соединениях Айюбидов. Будучи отпущен на свободу, Бейбарс стал командиром султанской гвардии и отличился в кампании 1250 г., в которой при отступлении крестоносцев, участвовавших в Седьмом крестовом походе, к Дамиетте в дельте Нила был взят в плен король Франции Людовик IX (Людовик Святой). Благодаря этой восславляемой победе авторитет Бейбарса сильно возрос, и вскоре он возглавил восстание, в котором последний айюбидский султан был убит, а престол занял первый мамлюкский султан Айбак.

Последовали годы, полные раздоров. Бейбарс вместе со своим войском отправился в Сирию, а в 1260 г. третий мамлюкский султан пригласил его вернуться в Египет. В сентябре того же года он разбил в Палестине монголов и ожидал, что в награду ему будет подарен Алеппо. Султан Кутуз (правил в 1259- 1260 гг.) сделать этого не смог, что и предрешило его судьбу. Во время своего похода обратно в Египет Бейбарс обратился к Кутузу с просьбой отдать ему монгольскую пленницу. Целование руки султана в знак благодарности за исполненную просьбу послужило заранее обговоренным сигналом для мамлюкских солдат - они схватили султана. Затем Бейбарс заколол его кинжалом.

Бейбарс становится четвертым Мамлюкским султаном

Став четвертым мамлюкским султаном, Бейбарс отстроил сирийские крепости, разрушенные монголами, и свергнул айюбидских князей в этом регионе.

В 1268 г. были взяты Яффа и Антиохия, что навсегда положило конец владычеству крестоносцев в Палестине. Ассасины, члены исламской шиитской секты, считавшие террористические акты своим религиозным долгом, нападали на египетских правителей с начала XII в. Захватив их плацдарм в горах Сирии (1271 -1273), Бейбарс стер их с лица земли, после чего пошел на север, где вторгся в христианское армянское королевство в Киликии к юго-востоку от Анатолии. Однако Бейбарс осознавал, что для обеспечения безопасности своего правления он нуждается в легитимности и дипломатическом признании.

Константинополь, оккупированный крестоносцами на протяжении 57 лет, был возвращен Византии императором Михаилом VIII Палеологом, который принял посланников Бейбарса и позволил египетским купцам плавать через Босфор. Представители были посланы и в итальянские государства, а в 1264 г. Карл Анжуйский, позже ставший королем Неаполя и Сицилии, отправил в Каир послов, признав Бейбарса законным правителем. Был затронут и монгольский вопрос: Бейбарс вел наступление на монгольское ханство в Иране, но при этом поддерживал Золотую Орду. Представителя багдадской династии Аббасидов, уничтоженной монголами в 1258 г., уговорили переехать в Каир и стать халифом. Наличие номинального главы давало этому городу статус исламского религиозного центра, а сам Бейбарс старательно покровительствовал арабским правителям Мекки и Медины.

Семнадцать лет эффективного правления Бейбарса

За семнадцать лет правления Бейбарса в стране установилась уникальная система правления. Мамлюкские султаны, властвовавшие посредством эмиров, были членами касты, чью силу можно было поддерживать лишь за счет регулярного пополнения рабами, которых сначала покупали, а потом обучали специально для несения воинской службы. Эти кадры были основой государства, и представители касты отличались безмерной преданностью своим воспитателям-мамлюкам.

Сменявшие друг друга султаны и эмиры составляли меньшинство внутри касты, а поскольку система не предусматривала никакого наследственного правления, их можно было сменить либо добровольно, либо силой. Бывшие рабы, ныне свободные, возглавляли состоящие из рабов полки и заботились о преемственности власти. Перевороты, хотя и нередкие, были всего лишь перестановками внутри властных мамлюкских структур. Земельные участки передавались эмирам вместе с правом на доход от них, однако передавать по наследству их было нельзя. Взамен эмиры готовили солдат для армии султана. Ядром армии мамлюков были отборные воины, завербованные самим правителем или доставшиеся ему от предшественника и обучавшиеся в дворцовых школах.

Высокопоставленные военачальники обучали в своих поместьях собственные отряды. Сыновья мамлюков могли нести службу только в полках, состоящих из свободных людей, и не могли занимать высшие гражданские посты, предназначенные для мамлюков. По наследству чины могли передавать только евреи и копты, которые служили чиновниками в диванах, или государственных департаментах, возглавляемых назира-ми. Тюркский язык и общий жизненный опыт объясняли солидарность внутри мамлюкской элиты, а отсутствие принципа наследственности власти давало каждому новому поколению рабов, прибывающих из портов Черного моря, возможность проявить себя.

Война и чума поражают Египет

Ибн Халдун был свидетелем расцвета этой системы. Конец XIV в. отмечен новыми веяниями: Египет постепенно наводняют черкесские рабы с Кавказа, вытесняя тюрков. Первые мамлюки, правившие Египтом, единственным критерием успеха считали лавры воина, теперь же для занятия высокого поста стало необходимым кавказское происхождение. Ослабевшее государство подвергалось набегам бедуинов, которые перерезали торговые пути и подрывали сельское хозяйство, основной источник государственных доходов. Большим несчастьем стало взятие Алеппо в 1400 г. армией Тимура (Тамерлана). Египет охватила эпидемия чумы, и население Каира, в XIV в. составлявшее 250 тыс. человек, уменьшилось к середине XV в. до 150 тыс. Огромные человеческие резервы Османской империи, надежное снабжение продовольствием и новейшая военная техника, в том числе артиллерия и ручное огнестрельное оружие, позволили ей в 1517 г. захватить Египет и Сирию. Хотя культура мамлюков все более ара-бизировалась, они оставались чуждым правящим классом, и их египетские подданные и пальцем не шевельнули, чтобы спасти мамлюков от поражения.

Вырождение государственной системы мамлюков

При османских султанах мамлюки стали их правящим классом в Египте и Сирии, и их ряды по-прежнему пополнялись рабами. Однако теперь сыновья мамлюков могли служить в полках своих отцов и занимать высокие гражданские посты, на которые ранее имели право лишь мамлюки. Отход от установленных правил привел к появлению непотизма (кумовства), который дестабилизировал всю систему. Династии стали соперничать друг с другом, и османы пользовались этим в своих целях. Тем не менее мамлюкская олигархия сохранялась, и в условиях упадка Османской империи, начавшегося в XVII в., ее представители снова взяли в свои руки контроль над египетской армией и администрацией, в том числе над получением доходов.

 

Вырождение государственной системы мамлюков

 

Слабеющая Османская империя вынужденно признавала автономию любой области, управляемой группой мамлюков, которая была достаточно эффективной, чтобы доставлять ежегодную дань в Стамбул. В 1798 г., когда в Египет вошел Наполеон, государством по-прежнему управляли мамлюки. Страна окончательно избавилась от них только в 1811 г. в результате резни, устроенной Мухаммедом Али-пашой, основателем новой египетской династии. Асабийя сослужила им хорошую службу.

20.11.2017




португальская каракка цветок моря
кто изобрёл лупу
роберт фултон биография
история происхождения сельскохозяйственной техники