Материалы


Рожер II, Король Сицилии Правил В Изо-1154 Гг.

Каждый год в Вербное воскресенье король Сицилии Рожер II отправлялся на церковную службу, знаменующую начало Страстной недели, верхом на белом осле, как Христос. Заходя в церковь Мар-торана в своей столице Палермо, он мог любоваться мозаикой, изображающей коронацию Рожера самим Христом, отмечая потрясающее сходство со Спасителем, которое придал ему художник.

Возможно, это и было уместно, поскольку этот король претендовал на титул наместника Бога в королевстве, включавшем не только Сицилию, но и юг итальянского полуострова от Калабрии до Абруцци, граничившего с южными папскими доменами. Тот же сюжет воспроизводила мозаика в палермской капелле на Палатине, изображавшая короля новым Давидом, вернувшимся на царствие. Здесь и архитектура, и внутреннее убранство являли собой смешение культур, характерное для этого королевства: латинская планировка капеллы, византийская мозаика и типично арабская крыша.

 

Изысканный двор Рожера

На большие церковные праздники Рожер надевал тщательно продуманное облачение, которое являлось одновременно и королевским, и пастырским. Его туника и далматика были из сицилийского шелка, а королевская мантия, шелковые чулки и туфли темно-красного цвета напоминали пурпур древнеримских и византийских императоров. В том же духе были заказанные им королевские саркофаги, изготовленные из пурпурного порфира - излюбленного сорта мрамора древнеримских императоров.

Однако у этого короля были еще и гарем, и сарацинский телохранитель, и арабский повар. Мусульманские поэты, которым он покровительствовал, слагали в его честь торжественные оды, исполнявшиеся при дворе, а к югу от Палермо раскинулись сады, озера и летние дворцы, построенные в арабском стиле для отдыха правителя. Здесь царила самая изысканная дворцовая атмосфера во всем Средиземноморье. И за всеми этими изысками лежали победы, одержанные нормандцами, а также врожденное честолюбие Рожера.

Завоевание Сицилии нормандцами

В начале XI в. нормандские завоеватели появились в Южной Италии и подняли несколько восстаний, в результате чего регион избавился от присутствия Византии. Рожер был сыном Великого Графа Сицилии Рожера I, который вместе со своим братом Робертом Гвискаром возглавлял последний этап завоевания. Город Бари на материке пал в 1071 г., а Палермо, самый крупный эмират на острове Сицилия, население которого было в основном арабским, был захвачен в 1072 г. В 1105 г., еще мальчиком, Рожер наследовал титул своего отца, а его мать стала при нем регентшей; всю полноту власти он принял на себя в 1112 г. Вслед за этим он оттеснил на задний план своих двоюродных братьев Гвискаров, поглощенных подавлением восстания баронов в их южноитальянских владениях. Предоставив им военную помощь, Рожер взамен получил контроль над их территориями на Сицилии. Калабрию, заселенную преимущественно греками область на юге Апеннинского полуострова, его отец отвоевал у Византии еще в 1060-х гг. В 1127 г. Рожер вторгся в Апулию, что последовало сразу же после смерти ее нормандского правителя. Обе области он присоединил к своему королевству.

 

Завоевание Сицилии нормандцами

Семена конфликта с папством

Рожер страстно желал иметь корону и обладать единственной в своем роде властью. В 1130 г. состоялись папские выборы со спорным исходом, и Рожер поддержал мятежного папу Анаклета II, чьи посланники короновали его в Палермо в том же году. После смерти Анаклета в 1138 г. Рожер захватил в плен соперника Анаклета II Иннокентия II и в 1139 г. заставил того подтвердить свой королевский титул. Отношения Сицилии с папством были необычайно тесными с тех пор, как в 1098 г. папа Урбан II назначил Рожера I папским послом. Это давало графу право назначать епископов и распоряжаться церковными доходами в Сицилии, однако в действительности папство вовсе не собиралось делиться своей властью и считало пост Рожера не более чем целесообразной тактической уловкой. На протяжении столетий Сицилия была мусульманской и не имела латинской церковной администрации. Местные христиане следовали греческому обряду, к тому же значительную часть населения острова составляли иудеи. Даже под властью Рожера II западная часть Сицилии оставалась преимущественно арабской. Своими силами церковь не могла обратить народные массы в христианство, и Рожер I был единственным, кто мог послужить инструментом папской политики. Таким образом, папы продолжали относиться к сицилийским королям как к вассалам, получившим власть от имени Церкви Петра.

В этом, однако, таились семена конфликта. Рожер II тоже желал, подобно своему отцу, быть папским легатом, но папство настаивало, что эта почетная должность не может передаваться по наследству. Королевский титул означал очень многое, а принятый Рожером титул «король Сицилии, герцог Апулии и князь Капуа» отражал его озабоченность отношениями с папством. Эти земли, будучи папскими вассальными доменами, должны были считаться автономными. Тем не менее теперь Рожер обладал короной, и папы согласились с тем, что всеми этими территориями правит один король.

Большое собрание Рожера

Чтобы подтвердить свою власть, Рожер мог обратиться и к другим источникам. В истории Сицилии уже были прецеденты, когда власть переходила по наследству: во времена античности на острове были греческие колонии. Тот факт, что эти правители по-гречески назывались тиранами, представлял некоторую проблему в связи с новыми ассоциациями, вызываемыми этим словом, на что справедливо обращали внимание папские апологеты. Однако представления

Константина о верховном правителе, объединявшем в своих руках светскую и духовную власть, пригодились и нормандцам. Эти представления были проиллюстрированы мозаиками, созданными греческими мастерами. Главным интеллектуальным ресурсом было наследие Юстиниана: его законники решили, что мятеж против Богом данного правителя следует расценивать как святотатство. Кодекс Юстиниана, на котором основывалось римское право, пользовался в Южной Италии XI в. широкой известностью и сильно повлиял на собственный кодекс Рожера. Вошедший в историю под названием «Арианские ассизы», этот кодекс был обнародован в 1140 г. в Ариано. Феодальные отношения, уже ставшие обычными в Западной Европе, он также взял себе на вооружение. В 1129 г. Рожер созвал в Мельфи, в центре Южной Италии, своих баронов и перед этим, или собранием знатных людей, объявил запрет на междоусобные войны. Заручиться поддержкой баронов таким способом для верховного феодала было совершенно в нормандской манере. Меры, принятые Рожером для упрочения своего положения, на этом не исчерпывались. Для своих греческих подданных он выглядел греческим базилевсом, а подданные-арабы смотрели на него как на поставленного над ними эмира.

Все действия Рожера объединяло одно намерение - стремление править своим королевством как единой страной, не входящей в чью-либо империю. Он мог наделить некоторыми властными полномочиями своих вассалов, но в ответ ожидал от них военной поддержки, а поскольку он контролировал право наследования феодальных поместий, то мог отказать в нем тем вассалам, которых считал ненадежными. Любые дела о преступлениях, которые по закону карались смертной казнью, рассматривались только королевскими судами, а не аббатами или герцогами, то есть назначенные королем верховные судьи, были вынуждены отправиться в отдаленные районы Южной Италии, чтобы вершить там королевское правосудие. На большей части материковых земель власть баронов была по-прежнему сильна, однако на острове Сицилия и в Калабрии дела обстояли иначе. Основные земли на острове были собственностью королевской семьи и находились под прямым государственным управлением, поэтому землевладельцем был и сам король. Нормандские чиновники контролировали управление городами, деятельность торговцев и доставку товаров. Монархия практически полностью прибрала к рукам производство соли, а право производить сталь принадлежало исключительно королю. Это давало Роджеру огромную экономическую власть, базирующуюся на нормандских принципах, которые дополнялись также греческими и арабскими.

 

Большое собрание Рожера

Экономическое процветание Сицилии и торговля

Основное богатство Сицилии составляла ее необыкновенно плодородная, хорошо орошаемая земля. Вывозимое из Сицилии зерно кормило Европу, чье народонаселение быстро росло. Торговля процветала. Производимые в Сицилии предметы роскоши вывозились по морю в Геную и Пизу, Венецию и Прованс. Эти торговые пути находились под защитой сицилийского военного флота, настолько важного для государства, что его адмирал, или эмир, был первым министром двора. Военный флот воевал с сарацинами, нападения которых разоряли западное Средиземноморье, а также позволил Роджеру создать свой плацдарм в Северной Африке, где он вмешивался в споры между местными арабскими правителями.

Получаемые доходы уходили на войну. Продолжительное восстание на материке, поддерживаемое императором Лотарем II, представляло угрозу власти Роджера над этими землями вплоть до 1130-х гг. Впрочем, война могла приносить хороший доход в виде трофеев, дани и налогов. Так, в одной из вылазок на греческое побережье в Фивах захватили мастеров-шелкоделов, вывезли их в Палермо и создали там королевские мастерские. Рожер широко использовал подкуп, особенно в Ломбардии: Сицилия была заинтересована в городах, сопротивлявшихся нарастающему давлению германских императоров. Король полагал, что если Ломбардия падет, то следующей станет Сицилия.

«Книга Роджера»

Деньги уходили также и на культурные мероприятия, содержание двора и покровительство ученым. Главным увлечением Роджера была наука, и он поручил северо-африканскому мусульманину аль-Идриси составить «Кита Роджер», или «Книгу Рожера», с описанием всех известных в мире природных ресурсов. Сицилия славилась своими переводами древнегреческих текстов на латинский язык, и покровительство Роджера этим занятиям оказало сильное влияние на культурное возрождение Европы XII в.

Королевство Роджера было по преимуществу латинским. Его правительство издавало указы на греческом, латинском и арабском языках, однако это делалось из сугубо практических нужд: королевские волеизъявления должны быть понятны всем подданным. Обеспечивая мусульманам благосклонность при дворе, Роджер тем самым ограничивал влияние греческих и нормандских аристократов, давая им понять, что у него есть и другие надежные союзники. Симпатии к мусульманам и знание, хотя и поверхностное, арабского языка, помогло ему заключить выгодные торговые соглашения с фати-мидскими правителями Египта. Однако Роджер был не слишком склонен к культурному многообразию, и от мусульман, выдвигаемых на высшие посты, ожидал обращения в христианство.

Наследие Роджера

Брак в 1184 г. дочери Роджера Констанции, родившейся уже после смерти короля, с Генрихом IV, сыном и наследником германского императора Фридриха I Барбароссы, изменил политический и военный климат Центрального Средиземноморья. Сицилию и Германскую империю примирил семейный союз между династиями сицилийских нормандцев и Гогенштауфенов, хотя в пределах империи сицилийская корона сохранила свою независимость. От этого брака родился Фридрих II, император, унаследовавший как способности обоих своих дедов, так и их неукротимые амбиции: стремление Барбароссы к югу, в Италию, и желание Роджера быть верховным правителем. В 1204 г. крестоносцы в ходе IV крестового похода захватили и разграбили Константинополь. Начиная с этого времени греческие императоры перестали быть воплощением древней идеи универсальной империи, фигура правителя которой объединяла бы светскую и духовную власть. Теперь эту роль взяла на себя империя Фридриха, и в результате стал явью самый страшный папский кошмар - угроза, исходящая одновременно от Севера и от Юга.

20.09.2017




кто изобрел антибиотик
детям об изобретателях
труды аристотеля
сообщение про ньютона для детей