Материалы


Фридрих И Великий, Король Пруссии Правил В 1740-1786 Гг.

«Я отправляюсь в Пруссию, - писал Фридрих Вольтеру в 1740 г. при вступлении на трон, - чтобы мне просто присягнули на верность и обошлись бы при этом без помазания елеем и тому подобных бесполезных и пустых церемоний, порожденных невежеством». Фридрих отказался короноваться в Кенигсберге, древней резиденции прусских королей, поскольку то, чего он действительно хотел, была чистая власть, а для этого вполне хватало самого акта присяги.

«Пруссианство», то есть привнесение военного порядка и дисциплины в гражданское правление, было известно в Европе и до Фридриха. Однако он возвел эти методы в такую степень, что власть предстала в несколько ином свете, поскольку этот монарх основывал легитимность своего правления на единоличности власти. Таким образом, символы и церемонии, в прошлом придававшие власти сакральный характер, для его целей были не нужны.

Просвещенный король

Фридрих шел в ногу со временем, веком Просвещения. К лютеранскому протестантизму, государственной религии Пруссии на протяжении уже двух веков, он относился с формальным уважением, но по своим убеждениям был деистом, верившим в некое отдаленное божество и отвергавшим любые сверхъестественные вмешательства, в частности чудеса. При этом король отличался религиозной терпимостью.

Фридрих был превосходным флейтистом, а его музыкальные и литературные вкусы нашли свое выражение во дворце Сан-Суси, который он построил в стиле французского рококо в Потсдаме неподалеку от Берлина. Король был еще и плодовитым писателем; его книга "Histoire de mon temps" («История моего времени») отличается глубоким проникновением в суть вещей, хотя стихи его нашли лишь немногих поклонников. Фридрих покровительствовал литераторам; его готовность язвительно вышучивать вместе с ними глупость и предрассудки, как и его склонность вести беседы на французском, а не на немецком языке, говорит о том, что король принадлежал к образованному большинству салонного общества.

 

Просвещенный король

 

Однако когда дело доходило до реалий войны и власти, («политика силы») Фридриха была глуха к интеллигентской болтовне о преимуществах мирной жизни. В этом отношении он, с одной стороны, принадлежал к старомодному кругу европейских владык, готовых отстаивать свои интересы посредством войны, а с другой стороны - к новаторам, забывающим о любых нравственных принципах, когда речь заходила о международных делах. Соответственно, просвещенческий культ разума Фридрих интерпретировал по собственному разумению: современное рациональное правление для него означало унифицированную администрацию, нетерпимую к независимым институциям и личностям, которые могли бы стать досадной помехой при претворении в жизнь государственных установлений.

Возвышение Пруссии

Прусский военный дух укоренился с тех времен, когда этот регион в XIII в. был завоеван рыцарями Тевтонского ордена и насильственно обращен в христианство. Альберт фон Гогенцоллерн, последний великий магистр ордена, стал лютеранином, распустил орден и превратил тевтонское государство в герцогство, которым он правил как вотчиной Польского королевства. В 1618 г. герцогство перешло к той ветви династии Гогенцоллернов, которая правила Бранденбургом. Великий курфюрст Фридрих Вильгельм I (правил в 1640-1688 гг.) с помощью своей армии обеспечил независимость нового государства от Польши.

Введение в 1680 г. особого акцизного налога делало возможным содержание необыкновенно большой армии, превратившей это европейское захолустье в державу, с которой нельзя было не считаться. Король Фридрих III (правил в 1688-1713 гг.) продал свое право голоса в 1700 г. Габсбургам, получив взамен признание независимости королевства. Фридрих Вильгельм I (правил в 1713-1740 гг.) уступил императору Карлу VI право на то, что его дочь Мария Терезия сможет стать преемницей императора, и в ответ был вознагражден землями Берга и Равенштейна. Благодаря искусной дипломатии после поражения Швеции в Великой Северной войне (1700-1721) Пруссия получила Штеттин (современный Щецин) и Западную Померанию.

Фридрих следует семейным традициям

Прусская армия с ее характерным «гусиным шагом», до совершенства отточенным на парадах, стала классическим образцом военной молодцеватости. Однако в стране царил не только фельдфебельский дух; Фридрих следовал традиции государственной поддержки образования и культуры. Общественное образование рассматривалось как важное средство для повышения человеческого потенциала страны, и основание в Берлине Королевской академии искусств (1696) и Королевской академии наук (1700) явило собой пример заботы Гогенцоллернов о просвещении.

Сразу же после своего восхождения на трон Фридрих победоносно ворвался на сцену европейского театра, захватив Силезию, одно из самых богатых владений Австрии. Вторжение, состоявшееся 16 декабря 1740 г., вовсе не сопровождалось объявлением войны. Он готовил войска тайно и всего за несколько дней до войны отправил дружеское послание Марии Терезии. Тот факт, что Фридрих совсем недавно осуждал циничную политику в своем трактате «Опровержение Макиавелли», лишь усилил общеевропейское возмущение.


Отец-тиран

Не исключено, что свойственная королю неискренность была следствием конфликтов Фридриха с его тираном отцом, которого раздражало увлечение сына искусством и который запугивал и унижал молодого принца. В 1730 г. Фридрих был заключен в крепость Кюстрин за попытку бежать из страны. Ганса Германа фон Катте, ближайшего друга Фридриха и соучастника неудавшегося бегства, казнили у него на глазах. Несмотря на полученные психологические травмы, цели Фридриха как короля на удивление совпадали с целями его отца: всячески прививать прусскому народу трудолюбие, бережливость и дисциплину, при этом ставя государственные интересы выше личных.

Военная машина Фридриха

Две войны за Силезию (1740-1742 и 1744-1745 гг.) привели к установлению прусского владычества над территориями, ресурсы которых были богаче ресурсов любой другой территории Гогенцоллернов. В результате численность регулярной армии за годы правления Фридриха увеличилась с 83 тыс. до 190 тыс. солдат. Его государство было военной машиной, в стране с населением всего 2,2 млн человек, а задачей администрации было снабжать армию наличностью, ресурсами и живой силой за счет принудительной мобилизации прусских крестьян. Такое утверждение государственной мощи было необходимым, поскольку агрессия, принесшая победу в Силезии, изолировала Пруссию и тем самым поставила ее под угрозу. В январе 1756 г. Фридрих подписал с Британией соглашение о нейтралитете Германии во франко-британском конфликте относительно соперничества на море, вспыхнувшем в 1756 г. Однако это привело к вражде с Францией, номинальной союзницей Германии с 1741 г., и главным опасением Фридриха стало нападение со стороны объединенных русско-австрийских сил при поддержке Франции.

Фридрих решил эту дилемму с присущей ему решительностью, совершив в августе 1756 г. упреждающее нападение на Саксонию, а затем атаковав Богемию. Начав тем самым Семилетнюю войну, король восстановил против себя Францию и Швецию, а также Австрию и Россию. Субсидии британского союзника едва позволяли Фридриху поддерживать наступательные операции, и ему пришлось девальвировать валюту и перестать выплачивать жалованье гражданским служащим. Поражение, нанесенное ему русской армией в битве при Кунерсдорфе в августе 1759 г., казалось, положило конец мечтам о Великой Пруссии, и король подумывал о самоубийстве. К 1760 г. бранденбургские землевладельцы отказались оплачивать военные расходы. Фридриха спасла смерть русской императрицы Елизаветы в январе 1762 г. Ее наследник Петр III преклонялся перед Фридрихом и подписал с ним мирный договор. С того времени Фридрих стремился избегать конфликтов с Россией, и союзный договор, подписанный в 1764 г., просуществовал до 1780 г.

К окончанию войны в 1763 г. потери Фридриха составили 180 тыс. человек, но Мария Терезия была вынуждена согласиться с тем, что Силезия потеряна для нее навсегда. Однако попытки ее сына Иосифа II завладеть частью Баварии пробудили опасения Фридриха относительно вторжения Габсбургов в Германию. Война за баварское наследство (1778-1779) закончилась поражением Иосифа, но враждебное отношение друг к другу Австрии и Пруссии стало долговременным фактором в германской истории.

Раздел полыни

Главное дипломатическое достижение Фридриха, раздел Польши в 1772 г., стало классическим примером его (государственных интересов) в своей наиболее циничной форме. Уговорив своих давних врагов Австрию и Россию принять участие в разделении Польского королевства, Пруссия получила северо-западные польские земли. Теперь Бранденбург и Померания были связаны с ранее изолированной Восточной Пруссией, и новые границы дали Пруссии более выгодное территориальное расположение. Тем не менее эта восточная экспансия означала постепенное отдаление Пруссии от западного пути культурного и политического развития.

Слуга государства

К своему королевскому долгу Фридрих относился со всей серьезностью. Он считал себя слугой государства, и его видение объективных интересов Пруссии выходило далеко за рамки династических интересов Гогенцоллернов. Он правил своими подданными, по его утверждению, в согласии с законом и не различая сословий. Как истинный сын своего отца, он заявлял, что правитель должен забывать о собственных чувствах и интересах и служить исключительно благу народа. При этом Фридрих был твердо убежден, что единственным способом достижения этого блага является личная власть монарха, который и есть «душа государства».

Действительно, при Фридрихе правительство и государственные чиновники отличались несравненно большей честностью и деловитостью по сравнению с ancient rйgime («старорежимной») Европой. Судьи верховного суда перед назначением держали строгий экзамен, пытки при дознании были запрещены. Сведение прусских законов в единый кодекс, начавшееся при правлении Фридриха, завершилось провозглашением в 1794 г. «Прусского гражданского права», явившегося вехой в истории юриспруденции и доказательством того, что Пруссия отнюдь не была деспотическим государством.


Наследие Фридриха и упадок Пруссии

Эдикт 1763 г. вводил в прусском королевстве всеобщее начальное образование и содержал обширную программу переселения 300 тыс. эмигрантов из других областей Европы для восстановления сельского хозяйства страны, разрушенного после Семилетней войны. Однако государственная машина, сильно зависевшая от творческого потенциала правителя Пруссии, со старением короля неизбежно стала утрачивать свою эффективность. Крепостное право, несмотря на личное неприятие Фридриха, оставалось стержнем прусского сельского хозяйства, так как король нуждался в поддержке знатных землевладельцев-юнкеров, составлявших основу его армии, администрации, а также министерства.

Дворянами могли быть только выходцы из класса юнкеров, поскольку знатное происхождение и свойственные ему представления о чести были квинтэссенцией его правления. Пруссия конца XVIII в. со своей системой государственной поддержки производства не смогла приспособиться к новым экономическим условиям. Новое понимание германского национального единства, пришедшее после вторжения французских революционных сил, обошло Пруссию, этот феодальный анахронизм. Старый прусский порядок капитулировал перед Наполеоном в битве при Йене 14 октября 1806 г. Чтобы функционировать, этот порядок нуждался в der alte Fritz, старом Фрице. Без него он сгнил изнутри.



22.11.2017




вакцина от оспы история
железный век шлем горшок
малый противолодочный корабль на подводных крыльях проекта 1145 сокол
кукри состоит