Материалы


Золото Оливье Левассёра

Время: 1689-1730 гг.

Место: Индийский океан (от мыса Доброй Надежды), побережья Африки (острова Мадагаскар, Сент-Мари, Реюньон), Сейшельские острова (остров Маэ).

Оливье Лёвассер - мореход, имя которого неразрывно связано с серебряным веком пиратства наряду с такими знаменитостями, как Бенджамин Хорни-голд и Эдвард Тич по прозвищу Черная Борода. Гроза морей, в его характере проявилась вся необузданность галлов - предков французского народа. Его жизнь - череда совпадений и случайностей, оправдывающих римскую поговорку «Fortes fortuna adjuvat», что в переводе с латинского означает «Храбрым судьба помогает». Сокровища капитана Ла Бюза (с французского - «канюк», или «сарыч», - хищная птица из семейства ястребиных) при его жизни стали предметом зависти не только других пиратов, но и европейских монархов.


Профессия - пират

Взрослая жизнь у Левассёра началась рано: в девятилетнем возрасте он впервые стал под паруса, постигая премудрости навигации. Отец помогал Оливье с образованием, щедро заполняя недостаток теории практикой, воспитывал в сыне те качества, которые сам считал главными в жизни - хватку и наглость. «Все, что нужно, - только попутный ветер. Остальное зависит от тебя», - подобные советы упали на благодатную почву.

В 1701 г. в Европе разгорелась война. Испания и Франция, разругавшись, выставили друг другу весомые счета, накопившиеся за годы мирного сосуществования. Колониальные акулы вроде Британии и Голландии также не остались в стороне, когда речь зашла о возможности урвать пахнущий тропическим золотом кусок земель. На протяжении следующих 14 лет не стихал грохот пушек, территориальные войны охватили и сушу, и море. На хронометре истории человечества этот период можно обозначить как Час Пороха и время морских разбойников, тех, кому нужен лишь попутный ветер. На суше так не развернешься. Только в море, дающем каждому авантюристу шанс скрыться от близорукого правосудия, разбогатеть или погибнуть. Королевские дворы, лицемерно осуждавшие деятельность пиратов, порой охотно прибегали к их услугам. Более того, с согласия и одобрения монархов каждая морская держава считала необходимостью кроме регулярного флота иметь отряды каперов. Формально - подданных короны, следящих за порядком на море. Реально - пиратов, охотящихся друг за другом и чужеземными судами в пользу государственной казны.

Капером начал свою яркую карьеру и молодой Оливье. В 1715 г. он получил подписанный Людовиком XIV вожделенный патент, дающий право на владение судном и осуществление грабежей. И отправился в Атлантику сводить счеты с испанцами. Однако мечты о состояниях индийских торговцев долгое время так и оставались мечтами. Морские походы, о которых рассказывал отец, представляли собой безрадостную охоту за «мелкой рыбешкой» и попытки избежать попадания в пасть рыбке покрупнее. Не о том мечтал Левассёр. Не того ждала и его команда - люди, на которых Франция давно поставила крест.

Что оставалось? Человек спокойный и благоразумный попытался бы сделать карьеру, заслужить признательность Людовика и скромную пенсию. Довольно неплохо за 10-15 лет службы, если лихорадки или пираты не прикончат раньше. Оливье Левассёр не принадлежал к числу спокойных и благоразумных. Зато он очень хорошо запомнил отцовские наставления. Поэтому, когда спустя какое-то время французский двор получил сведения о собственном капере, захватившем корабль под флагом Его Величества, и потребовал, чтобы Левассёр вернулся в Париж для дачи объяснений, тот никак не отреагировал. Сбивчивые рассказы выживших - разве их недостаточно, чтобы понять что к чему? Для тех, кто рискнул предать своего сюзерена, в те годы обычным делом было решение плыть к Карибам. Это был крохотный бассейн, посреди которого уже плескались сотни пиратских суден и флотилий, набрасывающихся на любую добычу. Присоединиться к ним? Пополнить и без того многолюдную гильдию?

ФИНАНСОВЫЕ ТАЙНЫ ОЛИВЬЕ ЛЕВАССЁРА

Оливье был не настолько глуп и не собирался состязаться с карибскими умельцами. Его интересовали не потасовки с портовыми пьяницами и возможность заработать нож в спину от капитанов с Тортуги или Барбадоса. Поэтому его ждало иное - целый Индийский океан...


По прозвищу Ястреб

Каждый именитый пират, за которым тянется длинный послужной список грабежей, налетов, подпалов, обстрелов, имеет свою визитную карточку. То, что раз и навсегда выделяет его среди череды однообразных фигур перед лицом вечности.

- Ты слышал о Генри Моргане?

- О Генри Жестоком? Еще бы! Это тот дьявол, что сжег Панаму!

- А об Оливье Левассёре слыхал?

- Это еще кто такой?

И мнимый собеседник морщит лоб, уткнувшись в пузатую кружку с ромом. Пиратствовавший в 1720-х гг. капитан Левассёр вскрыл немало трюмов. Его уважали и боялись, а сам он гордо носил на лице знак своих заслуг - повязку, скрывавшую ослепший после ранения глаз. Но подстегнуть память человека, за день слышащего полсотни имен и историй, могло лишь кое-что очень веское.

ФИНАНСОВЫЕ ТАЙНЫ ОЛИВЬЕ ЛЕВАССЁРА

Остров Реюньон в Индийском океане, в старину носивший название Бурбон. Так изображали его современники Левассёра. Карта. 1763

Галеон Virgem do Cabo. Взгляд проясняется, а рука хлопает по лбу: - Канюк! Парень, что взял казну вице-короля Индии и архиепископа Гоа! Так и есть. 13 апреля 1721 г. Оливье Левассёр со своим подельником капитаном Тейлором, проходя близ острова Реюньон, обнаружили стоящий на якоре галеон «Вьерж дю Кап». Судно настолько пострадало от шторма, что экипаж, дабы удержать его на плаву, вынужден был сбросить в воду большинство своих пушек. Поэтому ничто не помешало почитателям «Веселого Роджера» произвести небольшую инспекцию, результаты которой их приятно удивили. Борт перевозил состояния гарфа д'Эрисейра и главы религиозной общины Гоа. Корабельный трюм был заполнен золотыми монетами и слитками, шелками, богатейшими нарядами португальского дворянства, сундуками с алмазами и украшенными рубинами церковными атрибутами (включая посох архиепископа и распятия из собора Санта-Катарина).

Добра набралось невероятное количество, и расчувствовавшиеся рыцари петли и кортика вопреки старой морской традиции даже не стали раздевать экипаж до порток. Корабль сменил владельца, отойдя к мечтавшему пересесть со своей старой посудины Тейлору. Но главное - добычи оказалось столько, что доля всех участвовавших в рейде пиратов составила по 5 тыс. золотых гиней и 42 алмаза. Сказочное состояние - чтобы накопить такое, у прилежного землепашца откуда-нибудь из Лотарингии могла уйти вся жизнь!

С тех пор у Оливье появились два заслуженных атрибута морского волка: постоянная база на острове Сент-Мари (ныне Нуси-Бураха, относится к территории Мадагаскара), куда свозилась стремительно растущая казна, и прозвище Ястреб.

О справедливости полученного прозвища жертвы Ла Бюза могли судить сами, когда их в открытом море настигала быстроходная «Кассандра» со стоящей на носу корабля фигурой одноглазого пирата в широкополой шляпе. За последующие три года, по слухам, упрямо витавшим вокруг Ястреба, его личное состояние выросло до нескольких сотен тысяч золотых монет. Завистники поговаривали о пещерах, набитых украшениями индийской работы, о самоцветах, режущих глаза своей яркостью, о знатном приданом, отнятым Ястребом у одной арабской принцессы, имевшей неосторожность отправиться на встречу с женихом через владения Левассёра. Очевидно, что даже по пиратским меркам за шесть-семь лет Ястреб сумел сколотить больше, чем добрая треть Карибских пиратов за несколько десятилетий «упорного труда». Возможно, именно поэтому, когда французское правительство позволило своим блудным сыновьям вернуться на сушу без всякого вреда для здоровья, среди воспользовавшихся любезным предложением оказался и Оливье. Деньги у него были, а Франция давала возможность ими распорядиться и обеспечить достойную жизнь. В 1724 г. он начал вести переговоры с губернатором Реюньона о возвращении себе французского подданства. Но к тому моменту слава о состоянии везучего флибустьера достигла ушей Людовика, и жадный король потребовал свою долю. Причем на правах старшего партнера довольно большую. Переговоры зашли в тупик.

В конечном счете король остался без отступных, а Левассёр без права осесть на землях предков.

Впоследствии строптивость пирата, осмелившегося соперничать в алчности с единственным легитимным грабителем Франции, вышла ему боком. Через шесть лет скитаний и рейдов разной степени успешности в 1730 г. Оливье после боя с военным кораблем «Медуза» был взят в плен - и его судьба была предрешена.

Смерть Ястреба должна была стать назиданием для всех.


Под знаком золотого зодиака

На Сейшельских островах бытует легенда, что 17 июля 1730 г. в день своей казни Оливье Левассёр сыграл свою последнюю шутку, что вполне было в его духе. После унизительных испытаний и долгого покаяния его вывели на эшафот - и тогда пират вдруг выхватил из кармана засаленный пергамент с непонятными символами и швырнул его в толпу. По слухам, последними словами Ястреба, перед тем как веревка сдавила шею, были следующие: «Если сможете прочесть это, получите мои сокровища». Неизвестно, было ли так на самом деле и если было, то сказанное правда или насмешка, но Старый Свет охотно взялся за разгадку этого ребуса. Что совершенно неудивительно: по оценкам экспертов, стоимость сокровищ Ястреба составляет 100 млн фунтов стерлингов или 4,5 млрд евро. Историки считают клад Оливье крупнейшим за всю историю пиратства. Надо ли говорить, что человек, который найдет его, гарантированно попадет на обложку журнала Forbes как один из сотни богатейших людей мира?

За долгие годы поисков исследователи сумели по достоинству оценить юмор Ла Бюза. Его пиктограммы связывают с тайным языком тамплиеров. Оставленные на прибрежных скалах Сейшельского острова Маэ символы походят на ритуальные знаки масонов, и искатели сокровищ потратили немало времени, ломая голову над связью завещания Ястреба с зодиаком и двенадцатью подвигами Геракла. По разным и вполне обоснованным версиям, тайник может находиться либо на острове Сент-Мари, либо на Сейшелах. Последнее предположение отстаивал самый фанатичный искатель клада покойного капитана британец Реджинальд Херберт Круз-Уилкинс. В 1948 г., проходя курс лечения от малярии на острове Маэ, он заинтересовался историей о сокровищах, гуляющей среди местных рыбаков. Жительница Сейшел Шарль Сави рассказала Уилкинсу, что вот уже 20 лет сама ищет это золото, с тех самых пор как они с мужем обнаружили наскальные рисунки на пляже Бель-Омбре и раскопали скелет с золотыми украшениями. После общения с Шарль британец настолько загорелся идеей разыскать пиратское наследство, что следующую четверть века провел в разъездах между Великобританией и островом, разыскивая новые средства для ведения раскопок. Его энтузиазм изрядно подогревала обнаруженная среди скал пещера с нарочно заваленным входом. К сожалению, в самой пещере вместо золота нашлись лишь новые наскальные изображения, кувшины, старые пистолеты, обломки абордажной сабли и прочий мусор. Истратив все сбережения, Уилкинс так и не разгадал тайну клада Ястреба.

Может быть, повезет кому-то другому.

ФИНАНСОВЫЕ ТАЙНЫ ОЛИВЬЕ ЛЕВАССЁРА

Криптограмма капитана Левассёра, подлинная или нет, - кто знает?


19.11.2017




джон эккерт википедия
детям о леонардо да винчи
когда изобрели моторные лодки
тактика рыцарей 13 века